Перейти к основному содержанию
воскресенье, 24 июня, 2018
Северокорейские воны
41 0

Перейдет ли Северная Корея к рыночной экономике?

Вопреки популярному мнению, Северная Корея уже давно не представляет собой сталинскую модель правления в экономической сфере. В стране пусть и не до конца легально, но функционирует частное предпринимательство, которое в прямом смысле спасло экономику и жизни людей после голода 90-х годов. Однако говорить о том, что из социалистического лагеря КНДР перейдет в капиталистический, пока не приходится.

Как все начиналось

Название политического строя Северной Кореи «чучхе» переводится как «опора на собственные силы», но на практике такое громкое утверждение работает сомнительно. КНДР с начала основания была зависима от помощи стран соцлагеря — в особенности, от Советского Союза. С его распадом Корея не просто перешла в кризисное состояние — ее захлестнула гуманитарная катастрофа.

Прекращение финансирования, стихийные бедствия и изначальная слабость экономики привели к голоду, во время которого погибло от 500 тысяч до полутора миллионов человек.

Крестьянка КНДР на поле

Именно в это тяжелое время и началось постепенное преобразование экономики: власти страны стали снисходительнее относиться к частному бизнесу, так как только с его помощью люди могли выжить. Причем главную роль в развитии теневой отрасли экономики взяли на себя женщины. Это объясняется официальной политикой государства в отношении мужчин.

90-е годы были временем не только продовольственного, но и производственного кризиса. Большинство предприятий простаивали без работы, но сотрудников все равно заставляли проводить полный рабочий день. Это позволяло держать под контролем антиправительственные настроения, которые начинали прорастать в обществе. Женщины же, особенно замужние, могли зарегистрироваться как домохозяйки и промышлять мелким частным бизнесом. Чаще всего они обрабатывали нелегальные участки земли, пытаясь что-то вырастить, занимались кустарным производством и торговлей, а в отдельных случаях — контрабандой.

Крестьяне сурожаем

После кризиса

Полностью социалистическая модель экономики себя не оправдала, но отказаться от нее власти не могут из-за противоречия частного бизнеса идеологии чучхе. Поэтому в стране постоянно набирает обороты предпринимательство, которое официально не разрешено и не запрещено. Это создает парадоксальную ситуацию.

Частники в КНДР живут в достатке, владеют магазинами, кафе, мастерскими, жильем и автомобилями, и в целом чувствуют себя неплохо. Однако при желании правительство законно может отнять имущество, а самих предпринимателей отправить в тюрьму. Избежать такого исхода помогает коррупция, которая в Северной Корее достигает фантастических масштабов.

Официально жители КНДР не имеют права на частную жилплощадь, однако фактически она продается. Квартира в центре Пхеньяна оценивается в 60-80 тысяч долларов, а стоимость элитного жилья доходит до 200 тысяч. Что касается машин, то северокорейцы могут их покупать в частное владение, но чаще поступают иначе. Автомобили оформляют на предприятие — это помогает избежать бумажной волокиты и налоговых переплат.

Автомобили в КНДР

Похожим образом поступают и с небольшими торговыми точками и заведениями общепита. Официально их оформляют как государственные предприятия, однако функционируют они как частные. Налоги выплачиваются как прибыль в государственную казну, а чтобы избежать формальных разбирательств и неполадок, чиновникам регулярно преподносят подарки.

Перспективы

Санкции, которые ввели против Северной Кореи, негативно сказались на малом бизнесе. Во многом это связано с ограничениями экспорта и импорта. К примеру, владельцы нескольких рыболовецких судов продавали продукцию в Китай и Россию, в отдельных случаях — во Вьетнам, Египет, на Филиппины. Однако торговые эмбарго если не уничтожили, то заметно сократили эту отрасль.

Морепродукты на рынке Северной Кореи

В Пхеньяне начался бум на кафе, рестораны и ларьки с фаст-фудом по западному образцу. При этом цены на блюда в стране не маленькие, особенно в заведениях, которые рассчитаны на состоятельных клиентов. Так, обед в столичном ресторане может обойтись северокорейцу в 25-30 долларов, что примерно равняется месячной зарплате университетского преподавателя.

Развиваются и торговые точки для элитных покупателей. За достаточно большие деньги покупают качественные китайские товары — одежду, косметику, бытовую технику, компьютеры и мобильные телефоны.

Вопреки стереотипам, последними двумя в стране пользуется подавляющее большинство людей. В провинциальных районах страны ситуация хуже, но столица и крупные города уже стали намного «техничнее».

Северокогреянка со смартфоном

Что касается дальнейшего развития рыночной экономики в стране, то мнения аналитиков расходятся. Одни говорят, что ВВП растет в год на полтора процента, другие дают оптимистичные оценки в 6-7 %. Однако независимо от цифр экономисты признают, что ситуация улучшается.

Во многом это заслуга Ким Чен Ына, который жил в Европе, поэтому знает, как построена западная экономика. В отличие от своих именитых предков, он в большей степени настроен на реформы, хотя масштабно провести их не удастся из-за давления консервативного окружения.

 

Автор статьи: Яна Белоус 

19.12.2017