Перейти к основному содержанию
вторник, 18 сентября, 2018
Беженцы из КНДР
168 0

Беженцы из КНДР в Южной Корее

Побег из Северной Кореи стоит больших денег, переживаний, разлуки с близкими, а иногда и жизни. Однако люди все равно пытаются покинуть страну, спасаясь от нищеты, домогательств и политических преследований.

Главное направление – Южная Корея, где беженцы надеются обрести достойную жизнь. Их влечет родной язык, одна национальность и лояльность властей.

Прямого пути нет

Пересечь границу непосредственно между Южной и Северной Кореями невозможно. Недавняя история побега солдата доказала это: юноша получил шесть огнестрельных ранений и чудом выжил. Кордон охраняется круглосуточно вот уже семьдесят лет, и не похоже, что в ближайшем будущем что-то изменится. Поэтому отважившимся на побег людям приходится искать обходные пути – через Китай, Японию, Вьетнам и другие страны.

В государствах по-разному относятся к перебежчикам. В наиболее доступном Китае самые суровые законы: за взятки можно найти агента для побега, но выбор неправильного человека стоит свободы и жизни.

Официально же страна придерживается правила о том, чтобы депортировать северокорейцев обратно на родину. Неудачный побег карается заключением в трудовой лагерь на срок до 10 лет.

трудовой лагерь кндр

Среди прочих стран беженцы выбирают Южную Корею, так как верят в то, что остаются с ее жителями единым народом. К тому же, власти гарантированно дают гражданство, жилье и финансовую помощь. Беженцы знают язык и отдельные особенности менталитета, но у большинства людей нет полноценного представления о том, насколько страны различаются.

Первые сложности

После пересечения границы беженцы попадают в специальный лагерь, где проходят проверку на лояльность, получают медицинскую и психологическую помощь. После этого начинается трехмесячное обучение: северокорейцам рассказывают, как жить без заботы Партии.

Для граждан КНДР это самая большая ментальная проблема. Чучхе приучает к тому, что не нужно делать самостоятельный выбор и искать свой путь. Партия распоряжается образованием, работой, личной жизнью и нравственными принципами человека.

Попадая в Южную Корею, беженцы чувствуют, что лишаются твердой почвы под ногами. Во взрослом возрасте переучиваться сложно.

Ханавон - центр для переселенцев в южной Корее

До 70 % перебежчиков – женщины. Во время пути через границу они часто подвергаются физическому и сексуальному насилию, получают психологические травмы. В опасности находятся и во время пребывания в лагере: нередко камеры фиксируют случаи домогательств от сотрудников, охраны и других жителей точки передержки.

Охрана в лагере нужна не только для поддержания порядка: иногда беженцев похищают с приграничной зоны работники северокорейских спецслужб.

Проблемы с адаптацией

После трех месяцев «ликбеза» государство заботится о новых гражданах еще два года. Им помогают найти первую работу, выдают жилье, выплачивают финансовую помощь. Обычно переселенцев размещают не в столице, а в других городах или сельской местности. Первая проблема, с которой они сталкиваются – язык на севере полуострова сильно отличаются от того, на котором говорят на юге. Им приходится буквально учиться говорить и писать заново.

Вторая сложность – несоответствие уровня образования и квалификации. В отрасли медицины, техники, промышленности Северная Корея сильно отстает от Южной, поэтому беженцам сложно найти высокооплачиваемую работу. На родине они оставляют посты и должности более высокие по рангу, чем получают в новой стране.

Фабрика в южной Корее

Большинство беженцев жаловались на то, что так или иначе страдали от дискриминации работодателей и местного населения.

Их слова подтверждают статисты: еще двадцать лет назад жители Южной Кореи относились к северянам и идее объединения лучше, чем сейчас. Теперь же их считают невежественными людьми, которые хотят воспользоваться плодами трудов южных соседей.

Судьбы беженцев

Большей части перебежчиков удается приспособиться к новым условиям жизни. Они заводят семьи (чаще всего — с другими выходцами из КНДР), со временем продвигаются по карьерной лестнице и даже основывают собственный бизнес. Однако такие успешные истории – не обязательный показатель.

До 20 % беженцев возвращаются обратно в Северную Корею. Они не могут приспособиться к новым требованиям общества, найти в себе силы заново строить жизнь. Многих тянет домой разлука с родственниками. Возможности связаться нет, поэтому бывшие северокорейцы ничего не знают об их судьбе. Многих терзают опасения, что близких преследуют из-за их побега.

Часть людей возвращают насильно – в Южной Корее работает внедренная северокорейская шпионская сеть, выслеживающая перебежчиков. За взятки и вознаграждения людей похищают и депортируют обратно в КНДР. Однако чаще это касается тех, кто занимал в стране высокие должности – в основном, в армии.

Лим Чи Юн

Лим Чи Юн - беженка из КНДР. Она сделала в Южной Корее карьеру телеведущей, но потом пропала из страны. О ней узнали из официальных новостей Пхеньяна: в СМИ говорили, что она разочаровалась в юге, вернулась домой и просит прощения за побег. 

Еще 15 % беженцев не находят другого выхода, кроме самоубийства. Они не могут вернуться и не могут жить так, как диктуют обстоятельства. Южная Корея занимает первые строчки рейтингов по уровню суицида среди всех стран мира. Но по сравнению с местным населением самоубийства среди беженцев происходят в три раза чаще.

 

Автор статьи: Яна Белоус 

01.12.2017